Исаев А. Краткий курс истории Великой Отечественной войны. Наступление маршала Шапошникова

 

 

 

 

Часть II.

Наступление по всему фронту

Барвенковско-Лозовская наступательная операция (18.01. — 31.01.1942 г.)

 


Г.К.Жуков, постулируя необходимость прорыва прочной обороны в спланированном Ставкой ВГК общем наступлении зимы 1942 г., исходил скорее из реалий своего Западного фронта, нежели особенностей построения немецких войск на произвольно выбранном участке советско-германского фронта в целом. Советское командование зимой 1942 г. имело возможность выбора точки для удара и в построении любой из немецких групп армий могло нащупать слабые точки. Благоприятствовал этому тот факт, что войска противника были построены неравномерно, с концентрацией корпусов и дивизий на определенном направлении. Достаточно ярко этот факт можно проиллюстрировать на примере построения группы армий "Юг". Перед Юго-Западным фронтом в полосе шириной 370 км оборонялись 10 дивизий. Перед Южным фронтом в полосе 320 км оборонялись 30 дивизий, в том числе все танковые и моторизованные соединения группы армий "Юг". Таким образом, оперативная плотность войск противника перед Южным фронтом была весьма высокой — около 11 км на одну дивизию. Еще более высокая плотность войск была на 170-километровом участке фронта между Артемовском и Таганрогом, где она достигала 7,5 км на одну дивизию. В то же время перед армиями Юго-Западного фронта построение немецких войск было разреженным. Оперативная плотность войск противника на этом направлении была 37 км на одну дивизию. Очевидно, что разреженное построение войск противника в полосе Юго-Западного фронта благоприятствовало прорыву обороны противника и развитию успеха в глубину.

Еще 19 декабря 1941 г. Военный совет Юго-Западного направления представил в Ставку Верховного Главнокомандования соображения о плане проведения операций против немецких армий, действовавших на юго-западном направлении. В это время Главнокомандующим направления был маршал С.К.Тимошенко, членом Военного совета — Н.С.Хрущев и начальником штаба — генерал-лейтенант И.Х.Баграмян.

Маршал С.К.Тимошенко предлагал не только содействовать наступающим на московском направлении войскам Западного фронта, но и провести крупную наступательную операцию: "с целью разгрома противника в Донбассе, Криворожье и окончательной ликвидации всех его попыток движения к Северному Кавказу". Предлагалось отбросить противника далеко на запад, выйти к нижнему течению Днепра и окружить крупные силы противника, наступавшие осенью 1941 г. на Ростов. Общая обстановка на юго-западном направлении должна была по мысли составителей плана радикально измениться в пользу советских войск: 

"Захват к началу 1942 г. Днепропетровска и Запорожья дает нам следующие выгоды:

1. Лишает противника железнодорожных путей подвоза в районы Сталино, Мелитополь, Крым.

2. Позволяет нам ограничить активные действия армий Южного фронта до рубежа Запорожье — Мелитополь с переходом к обороне на этом рубеже с целью переброски освобождающихся дивизий на западный берег р. Днепр.

3. Заставит противника очистить Крым и южное Заднепровье в силу трудностей с подвозом из-за перспективы иметь в тылу весенний разлив Днепра.

4. Позволяет Южному фронту в начале весенней кампании овладеть районами Кировограда, Кривого Рога и Николаева, обеспечивающими наши дальнейшие действия в киевском и одесском направлениях.

5. Облегчает форсирование Днепра в дальнейшем развитии операций с ограниченными переправочными средствами, оставшимися в распоряжении войск".

Таким образом, Военный совет Юго-Западного направления предложил на рассмотрение Ставки ВГК план операции колоссального размаха и глубины. Достижение поставленных в плане целей требовало дополнительных людских и материальных ресурсов, которые С.К.Тимошенко запрашивал у верховного командования:

"Для успешного выполнения зимней кампании по освобождению Донбасса и Левобережной Украины в течение декабря и января месяцев необходимо резко увеличить приток людских пополнений и доукомплектовать материальную часть артиллерии, танков, самолетов, особенно транспортной авиации. Особое значение приобретает оснащение войск Юго-Западного направления танками. Равнинный характер местности района предполагаемых действий позволяет широко применять танковые соединения, которые должны сыграть особо ответственную роль в намечаемых операциях".

Изложенные в докладе соображения Главного командования Юго-Западного направления о плане наступательных действий фронтов были одобрены Ставкой ВГК. Юго-Западный и Южный фронты получили пополнение в лице стрелковых и кавалерийских дивизий формирования осени 1941 г.

Замысел Барвенково-Лозовской операции сводился к тому, чтобы ударом войск смежных крыльев Юго-Западного и Южного фронтов прорвать оборону противника на стыке 6-й и 17-й армий между Балаклеей и Артемовском и, развивая наступление в общем направлении за Запорожье, одновременно выйти в тыл донбасско-таганрогской группировки противника, прижать ее основные силы к побережью Азовского моря и отрезать ей пути отхода на запад. Одновременно имелось в виду частью сил левого крыла Юго-Западного фронта нанести удар в общем направлении на Красноград с целью обеспечения операции с севера и с перспективой последующего овладения Харьковом с юга. К операции привлекались 6-я армия Юго-Западного фронта (шесть стрелковых дивизий, три кавалерийские дивизии, три танковые бригады) и 57, 37, 12, 18, 56 и 9-я армии Южного фронта (30 стрелковых дивизий, 4 стрелковые бригады, 9 танковых бригад, 15 кавалерийских дивизий, 19 артиллерийских полков РГК). На направлении главного удара должны были действовать 6-я армия Юго-Западного фронта, 57-я и 37-я армии Южного фронта — всего 18 стрелковых дивизий, 12 кавалерийских дивизий, 10 танковых бригад и 14ар-тиллерийских полков РГК.

Задачи фронтов детализировались оперативными директивами штаба Юго-Западного направления № 02/оп от 29 декабря и № 03/оп от 6 января 1942 г. Южный фронт силами 57-й и 37-й армий должен был с рубежа (иск.) Изюм — Нырково (30 км южнее Лисичанска) прорвать оборону LII и XI армейских корпусов 17-й немецкой армии и развить наступление по двум расходящимся операционным направлениям. Соответственно 57-я армия генерал-лейтенанта Д.И.Рябышева должна была наступать через Барвенково на Павлоград в направлении Днепра, 37-я армия генерал-лейтенанта А.И.Лопатина — через Красноармейское на Большой Токмак в тыл донбасской группировки противника. Эшелон развития успеха составляли вводимые в стыке между этими армиями два кавалерийских корпуса (1-й и 5-й) и переброшенная с левого крыла фронта в район Сватова 9-я армия (до ввода в сражение составляла резерв Главнокомандующего направлением). Задачей двух кавалерийских корпусов и 9-й армии было наступление в направлении на Запорожье. Конечной задачей кавалеристов, 57-й и 9-й армий был выход на р. Днепр и захват переправ у Днепропетровска и Запорожья. Вспомогательный удар в направлении на Дзержинск с целью обеспечения действий ударной группировки фронта с юга должна была нанести 12-я армия генерал-майора К.А.Коротеева. Остальные армии Южного фронта наступательных задач не получали и должны были оборонять занимаемые рубежи.

Юго-Западный фронт главный удар наносил силами 6-й армии генерал-майора А.М.Городнянского и 6-го кавалерийского корпуса генерал-майора А.Ф.Бычковского (26, 28, 49-я кавалерийские дивизии и 5-я гвардейская танковая бригада) в общем направлении на Красноград с целью обеспечения действий ударной группировки Южного фронта с северо-запада. Одновременно армии А.М.Городнянского ставилась задача овладения Харьковом во взаимодействии с 38-й армией генерал-майора А.Г.Маслова.

Начало наступления войск обоих фронтов было назначено на 12 января. В первые десять дней января шла перегруппировка войск для предстоящего наступления. 6-я армия производила перегруппировку с 5 по 12 января. Две стрелковые и одна кавалерийская дивизии выбыли из ее состава вместе со своими [214] участками обороны. Полоса армии после этого уменьшилась до 55 км. Традиционно для ударных группировок зимней кампании 1941/42 г. в состав армии прибыли три дивизии формирования осени 1941 г. Таким образом численность армии возросла до шести стрелковых дивизий: 253, 270, 337, 343, 393 и 411-я. Командовали ими соответственно комбриг А.А.Неборак, полковники З.Ю.Кутлин, СМ. Бушев, П.П.Чувашев, И.Д.Зиновьев, М.А.Песочин. В состав армии также вошли 7-я танковая бригада полковника И.А.Юрченко и 13-я подполковника А.И.Казакова (19 января его сменил подполковник И. Т. Клименчук). Общая численность войск 6-й армии на 1 января 1942 г. составляла 38 336 человек (средняя укомплектованность дивизии 6897 человек) при 531 орудиях и минометах. Орудий калибром 105 мм и выше было только 111. В четырех танковых бригадах фронтового подчинения было всего 22 танка.

Левый сосед 6-й армии, 57-я армия Южного фронта под командованием одного из главных участников дубненских боев Д.И.Рябышева, была одним из детищ "перманентной мобилизации". Подобно 1-й ударной, 20-й и 10-й армиям она полностью состояла из "трехсотых" дивизий формирования осени 1941 г. Ее можно условно назвать "сталинградской", поскольку большая часть ее соединений формировалась в районе Сталинграда. Так, 341-я стрелковая дивизия полковника А.И.Щагина формировалась в самом Сталинграде, 351, 335 и 333-я дивизии — в Сталинградской области. 349-я стрелковая дивизия генерал-майора Ф.В.Брайляна формировалась в Астрахани. 60-я кавалерийская дивизия формировалась на Дону, 79-я кавалерийская дивизия — в Средней Азии. Формирование 57-й армии началось еще в октябре 1941 г., когда снятый за окружение под Мелитополем Д.И.Рябышев был назначен командующим еще не существовавшего объединения. В декабре начались перевозки 57-й армии из Сталинградской области в полосу Южного фронта, где 153 [215] эшелона армии были выгружены к 28 декабря 1941 г. После выгрузки свежесформированные дивизии пешим маршем по заснеженным полям через метели и обжигающие 25—30-градусным морозом ветра шли навстречу крещению огнем. Они еще не знали, что в наступающем 1942 г. война докатится до их родных мест и бои за город Сталинград станут одним из символов Второй мировой войны. Оружие соединения получали или непосредственно перед отправлением, или уже в местах выгрузки. По прибытии на позиции 57-я армия отдала 337-ю стрелковую дивизию 6-й армии, а взамен получила 255-ю стрелковую дивизию формирования лета 1941 г. Таким образом, к началу наступления в армии числились 341, 351, 255, 335, 333 и 349-я стрелковые дивизии, 6, 12 и 130-я танковые бригады, четыре артиллерийских полка и три дивизиона PC. Общая численность войск 57-й армии составляла 74 190 человек (при средней комплектности стрелковой дивизии 10 971 человек) при 702 орудиях и минометах. Танковая бригада 57-й армии была укомплектована по штату — 46 танков. Менее многочисленными были остальные армии ударной группировки Южного фронта. 37-я армия насчитывала 30 846 человек (при средней комплектности дивизии 5313 человек), 9-я — 29 046 человек (6260 человек).

После перегруппировки войск Юго-Западного и Южного фронтов в соответствии с планом операции сложилось следующее соотношение сил на основных участках фронта:

1) 6-й армии Юго-Западного фронта на 55-километровом участке фронта противостояли части 295-й пехотной дивизии противника.

2) 57-й и 37-й армиям на 115-километровом участке фронта противостояли 68, 257 и 298-я пехотные и 98-я легкопехотная дивизии.

Артиллерийская плотность и насыщение наступающих войск танками были довольно низкими. На участках прорыва армий была создана плотность до 11 орудий среднего и крупного калибра и 5—7 танков на 1 км фронта при общей плотности в полосах этих армий до 3,5 орудий и 2 танков на 1 км фронта.

Буквально за день до начала советского наступления сменилось командование группы армий "Юг". 17 января умер от сердечного приступа генерал-фельдмаршал Вальтер фон Рейхенау, возглавлявший группу армий с момента скандального отката от Ростова в ноябре и декабре 1941 г. На его место Гитлером был назначен смещенный в декабре 1941 г. с поста командующего группы армий "Центр" фельдмаршал Федор фон Бок, который прибыл в штаб группы армий "Юг" только 19 января. Группа армий "Юг" становилась "отстойником" для вызвавших неудовольствие фюрера командующих. До фон Бока на южный сектор фронта был сослан Г.Гот, возглавивший 17-ю армию. В эти же дни немецкую 6-ю армию возглавил Фридрих Паулюс. Через несколько месяцев ему предстоит вести ее на Сталинград. В январе 1942 г. 6-я армии Паулюса предстояло отбивать удары свежесформированных "сталинградских" дивизий 6-й и 57-й армий.

Первая советская наступательная операция стратегического значения на юго-западном направлении началась утром 18 января 1942 г. переходом в наступление 6, 57-й и 37-й армий на всем своем фронте. Артиллерия РГК к началу операции не закончила своего сосредоточения. В 57-й армии на огневых позициях находилось только 40% орудий артиллерии РГК, в 37-й армии — 62%. Однако общим правилом было выделение наступающим на важных направлениях стрелковым дивизиям танковой бригады в качестве непосредственной поддержки пехоты. Поэтому растянутые по фронту немецкие соединения не оказали серьезного сопротивления. Однако немцам удалось удержать два важных узла коммуникаций, оставив в распоряжении советского командования только трассы, проходящие через Изюм. Немцы были верны своей идее выявления на местности "шверпункта", удержание или захват которого имеет ключевое значение для операции в целом. На правом фланге наступления, в полосе 6-й армии, узлом сопротивления стал город Балаклея. Штурм Балаклеи 253-й стрелковой дивизией комбрига А.А.Неборака с 13-й танковой бригадой успеха не принес. Напротив, наступавшая совместно с 7-й танковой бригадой 411-я стрелковая дивизия 6-й армии уверенно продвигалась вперед, и ее успех использовали соседи справа и слева — 337-я и 393-я стрелковые дивизии.

Командующий Южным фронтом Р.Я.Малиновский решил из имеющихся танковых бригад подвижную группу фронтового значения не создавать, а придать бригады стрелковым дивизиям в качестве средства непосредственной поддержки пехоты. Усиленные танками, дивизии 57-й армии довольно бодро продвигались вперед на изюмском направлении. Наступавшая на правом фланге армии 341-я стрелковая дивизия совместно с 6-й танковой бригадой за четыре дня прошла 20 км. Соседняя 351-я стрелковая дивизия совместно со 130-й танковой бригадой к 21 января продвинулась на 20—22 км. Противостоявшая им немецкая 298-я пехотная дивизия вела сдерживающие бои на фронте шириной 40 км. После первых дней боев в соединении осталось всего два орудия. Хуже продвигались соединения на левом фланге 57-й армии. 255-я стрелковая дивизия с 12-й танковой бригадой В.М.Баданова продвинулась за четыре дня на 18 км, 335-я стрелковая дивизия — на 6—12 км и 333-я стрелковая дивизия, встретившая особенно упорное сопротивление противника и не усиленная танками, не продвинулась вовсе.

Возможности командования группы армий "Юг" парировать советское наступление к тому моменту были весьма ограничены. Перебрасываемая из Германии 88-я пехотная дивизия прибывала темпом один поезд в сутки. Из Румынии перевозилась 1-я румынская дивизия. Предназначенная для стабилизации обстановки в Крыму 113-я пехотная дивизия была вынуждена развернуться для заделки пробитой советским наступлением бреши. 100-я легкопехотная дивизия выводилась из первой линии XIV моторизованного корпуса и готовилась к переброске в район Красноармейского. Также из резерва 1-й танковой армии Клейста была изъята 73-я пехотная дивизия.

Если наступлению 6-й и 57-й армий сопутствовал успех, то наступление 37-й армии на левом фланге ударной группировки Южного фронта быстро увязло в позиционных боях. Советские войска столкнулись со "шверпунктом" в лице города Славянок на левом фланге. Армии удалось лишь вклиниться в оборону противника восточнее Славянска. Отброшенная левофланговыми соединениями 57-й армии 257-я пехотная дивизия была использована немецким командованием для загибания фланга 17-й армии фронтом на север в районе Славянска. Этот город стал важным опорным пунктом противника, удержание которого позволяло контролировать железнодорожные и шоссейные дороги, проходящие через Славянок. Однако в начальный период операции командование Юго-Западного направления не уделяло должного внимания расширению прорыва, полностью сосредоточившись на продвижении в глубину. Действовавшие на вспомогательных направлениях 12-я и 38-я армии сколько-нибудь значительного продвижения вперед не добились. В связи с этим вопрос об овладении Харьковом в ходе Барвенковско-Лозовской операции отпал сам собой уже в первые дни наступления.

Надежду на успех операции пока давали только действия 6-й и 57-й армий. За первые четыре дня операции соединения двух армий прорвали фронт противника на участке от Балаклеи до Славянска шириной 75 км и продвинулись на направлениях своих главных ударов в глубину до 25 км. Создались благоприятные условия для ввода в прорыв в полосе 57-й армии подвижной группы Южного фронта, состоящей из 1-го и 5-го кавалерийских корпусов. Оба корпуса должны были наступать на юг и юго-восток, перерезая коммуникации донбасской группировки противника. 5-й кавалерийский корпус генерал-майора А.А.Гречко (34, 60 и 79-я кавалерийские дивизии и 132-я танковая бригада) к исходу 21 января сосредоточился в районе Дмитриевки, Базалеевки, Бражовки, имея задачу с утра 22 января войти в прорыв в общем направлении на Малую Камышеваху, Барвенково, а овладев ими, наступать на юг в глубокий тыл противника, противостоящего 37-й и 12-й армиям. Перед вводом корпуса в прорыв маршал С.К.Тимошенко приказал командующему Южным фронтом передать в подчинение А.А.Гречко 351-ю стрелковую дивизию полковника Н.У.Гурского и 130-ю танковую бригаду полковника Е.Г.Пушкина. Второе подвижное соединение фронта, 1-й кавалерийский корпус генерал-майора Ф.А.Пархоменко (35, 36, 68-я кавалерийские дивизии и 15-я танковая бригада), должно было с переходом войск 57-й армии через Северский Донец и выходом на фронт Долгенькая, Крас-нополье-2 (на шоссе Славянск — Изюм) прорываться в общем направлении на Долгенькую, Васильевку и далее на юго-восток. С утра 21 января корпус начал выдвижение и к исходу дня достиг района Долгенькой. К утру 22 января он был готов к выполнению поставленной перед ним задачи.

Днем 22 января 6-я и 57-я армии, наступавшие до этого по параллельным маршрутам, начали расходиться. 57-я армия начала разворачиваться на юго-восток, постепенно переходя железную дорогу Лозовая — Барвенково — Славянск. Большая часть армии оказалась западнее Барвенкова. 341-я стрелковая дивизия и 6-я танковая бригада, преследуя части отходящей 298-й пехотной дивизии, вели бои в 20 км северо-западнее Барвенкова. 351-я стрелковая дивизия обошла Барвенково с севера и перерезала железную дорогу Лозовая — Барвенково западнее последнего. 23 января соединения 57-й армии окончательно развернулись на юго-запад и совместно с 5-м кавалерийским корпусом завязали бои за Барвенково и вокруг него. В бой был введен резерв командующего армией — 349-я стрелковая дивизия. К вечеру 23 января совместными усилиями 351-я стрелковой дивизии, 130-й танковой бригады и 5-го кавалерийского корпуса Барвенково было освобождено. Создавались благоприятные условия для обхода группировки противника у Славянска с запада. За сам город Славянск фронтом на юг вела безуспешные бои 335-я стрелковая дивизия. Направленная ей на помощь 12-я танковая бригада (ранее действовавшая совместно с 255-й дивизией) осталась без горючего и простаивала в его ожидании. В течение 25—27 января соединения 57-й армии вышли на подступы к Лозовой и продвинулись на 25—30 км западнее и юго-западнее Барвенкова. 5-й кавалерийский корпус продвинулся на 30 км на юг от Барвенкова.

На правом фланге наступления операция перешла в фазу борьбы за удерживаемый немцами "шверпункт" в районе Балаклеи. За этот узел коммуникаций вела бои 6-я армия А.М.Городнянского. На город были нацелены 253-я и 337-я стрелковые дивизии, 7-я и 13-я танковые бригады. На Балаклею также наступала часть сил 411-й стрелковой дивизии. На запад наступали только 393-я и 270-я стрелковые дивизии, которые вскоре перерезали железную дорогу Харьков — Лозовая. 23 января в прорыв был введен 6-й кавалерийский корпус. Однако, достигнув деревни Алексеевка на р. Орель к югу от Харькова, корпус бездействовал там в течение четырех дней, что стало предметом разбирательства со стороны командования фронта. Командир корпуса А.Ф.Бычковский был снят с должности, и его место занял К.С.Москаленко.

Утром 25 января 270-я стрелковая дивизия, только что освободившая населенный пункт Краснопавловка, получила задачу на овладение г. Лозовая. Поворот 57-й армии на юго-запад вынуждал 6-ю армию расширять фронт наступления, в полосу которого попал крупный узел железных дорог — Лозовая. 270-я стрелковая дивизия овладела Лозовой к 27 января. Тем временем передовые отряды 411-й и 393-й стрелковых дивизий вышли на рубеж р. Орель. Поскольку значительная часть сил 6-й армии втянулась в позиционные бои под Балаклеей, продвижение на запад на этом рубеже остановилось.

Для противодействия обходному маневру в направлении на Красноармейское командованием группы армий "Юг" 28 января была создана "группа Маккензена" под руководством командира III моторизованного корпуса Э. фон Маккензена. Ему были подчинены 100-я легкопехотная дивизия, 14-я танковая дивизия, XI армейский корпус (298-я пехотная дивизия, 1-я румынская пехотная дивизия), а также многочисленные другие мелкие, наскоро собранные воинские части (в которых имелись итальянцы, венгры, хорваты и валлонцы). Как и везде, группировка для контрудара собиралась немцами за счет демонтажа наступавших осенью 1941 г. танковых армий. На пути 6-й и 57-й армий к Днепру выстраивались 113-я пехотная и 454-я охранная дивизии и 60-й танковый батальон Эбергарда. Формально танкового батальона с таким номером в вермахте не было, однако 50-й танковый батальон" фигурирует как в воспоминаниях Э. фон Маккензена, так и в дневнике фон Бока. Судя по всему, речь идет о временном подразделении из частей 60-й моторизованной дивизии.

Продвигаясь 28—29 января на юго-запад, 57-я армия добилась крупного успеха захватом Петропавловки — населенного пункта на основной и единственной линии снабжения немецких войск в Донбассе. В сущности Д.И.Рябышев выполнил задачу, поставленную перед 5-м кавалерийским корпусом А.А.Гречко, который завяз в боях у Красноармейского. Однако к этому моменту внимание командования Южного фронта было приковано к основанию вбитого в оборону противника клина. Ввиду упорного сопротивления противника в районе Славянска и Артемовска командующий Южным фронтом Р.Я.Малиновский решил воспользоваться продвижением на запад 57-й армии и выйти в тыл упорно сопротивлявшейся славянской группировке противника. Эту задачу предполагалось решить ударом по сходящимся направлениям 1-го, 5-го кавалерийских корпусов и 9-й армией в обход Славянска с запада и 37-й армии — с востока.

В рамках реализации этого плана войскам было приказано: 57-й армии — наступать на юго-запад, обеспечивая правое крыло фронта; 5-му кавалерийскому корпусу — выйти в район Красноармейского, а 1-му кавалерийскому корпусу наступать в направлении на Константиновку (35 км к югу от Славянска). Соответственно 9-я армия должна была развернуться севернее Славянска, обойти с запада группировку противника в районе Славянска и Краматорска и во взаимодействии с 37-й армией уничтожить ее. Одновременно предусматривалось сковывающее наступление войск 12-й и 18-й армий.

К исходу 29 января 9-я армия начала занимать позиции к северу от Славянска. Первоначально в состав 9-й армии входили: 51-я и 317-я стрелковые дивизии, 11-я, 78-я стрелковые бригады, 23-й стрелковый полк, 38-я, 66-я кавалерийские дивизии. С вводом в бои в нее включили 1-й и 5-й кавалерийские корпуса в составе 35, 56, 58, 60, 79-й кавалерийских дивизий, 73-го кавалерийского полка, 15-й, 132-й танковых бригад. Армия имела в своем составе 41 тыс. человек, 44 танка, 500 орудий и минометов, 246 станковых пулеметов, 1159 ручных пулеметов и автоматов. Из 57-й армии в ее состав были переданы 335-я и 333-я стрелковые дивизии, 12-я танковая бригада, ряд артиллерийских и противотанковых частей. Изъятие из состава армии двух дивизий и танковой бригады на фоне растягивания фронта наступления предопределило завершение активных действий армии Д.И.Рябышева 29 января. Армия заняла фронт против XI корпуса на западе барвенковского выступа и 100-й легкопехотной дивизии к югу от Барвенкова.

Перенос усилий войск Юго-Западного и Южного фронтов на фланги, к Балаклее и Славянску, привел к тому, что развитие операции к концу января 1942 г. практически остановилось. Напротив, начатая еще в первые дни советского наступления перегруппировка войск группы армий "Юг" к концу января завершилась. Это позволило немцам начать контрнаступление.

31 января 1942 г. наступательные действия вели обе стороны. 37-я армия углубилась на 4 км в глубь немецкой обороны. Одновременно начала наступление боевая группа Хубе (командира 16-й танковой дивизии) в составе 14-й танковой и 100-й легкопехотной дивизий. Созданная первоначально из 60-го танкового батальона и нескольких строительных частей "ударная группа Коллермана" сумела отбить Петропавловку и восстановить движение по основной коммуникации немецких войск в Донбассе. Этот день в советской истории войны считается последним днем Барвенковско-Лозовской операции. Формально этот день можно считать окончанием маневренной фазы операции. После этого бои перешли в позиционную фазу. Попытки сокрушить оборону у Славянска и Балаклеи продолжались почти месяц, до конца февраля 1942 г. Одновременно кавалерийский корпус А.А.Гречко и 57-я армия вели маневренные боевые действия против группы Маккензена, наступавшей к северу от Красноармейского. Основной задачей немецких войск на этом этапе сражения было формирование цельного и устойчивого фронта по периметру образовавшегося в результате наступления двух советских фронтов барвенковского выступа.

Первые дни февраля бушевали снежные бури, которые заставили войска группы армий "Юг" и двух советских фронтов отказаться от крупномасштабных атак на позиции друг друга. Однако после улучшения погоды, начиная с 7 февраля противники начали наступательные действия на ключевых для каждой из сторон направлениях. Советские войска атаковали с двух сторон Славянск, но все атаки были отбиты. Одновременно группа Маккензена наступала в северном направлении. По мере стабилизации ситуации командование группы армий "Юг" стало переходить от временных "групп" к традиционным способам управления. Уже 9 февраля XI корпус был выведен из подчинения группы Маккензена. В последующие дни в дневнике командующего группой армий "Юг" фон Бока рефреном звучат слова о "сильных", "проводившихся крупными силами" наступлениях советских войск к западу от Славянска.

Бои с целью захвата ключевых узлов коммуникаций велись также в полосе Юго-Западного фронта. С 13 февраля 1942 г. 6-й кавалерийский корпус К.С.Москаленко был выведен в резерв. Однако 18 февраля немецкий XI армейский корпус вышел на подступы к Лозовой. Возникший здесь кризис командование фронта было вынуждено парировать контрударом 6-го кавалерийского корпуса и 270-й стрелковой дивизии. С 20 февраля до начала марта корпус К.С.Москаленко вел боевые действия в районе Лозовой, заняв в итоге фронт шириной 30—35 км к западу от города.

Группа фон Маккензена постепенно оттесняла войска 57-й армии от основной коммуникации войск в Донбассе. Деревни к югу от дороги Лозовая — Славянск по нескольку раз переходили из рук в руки. С 18 февраля в "группу фон Маккензена" стала прибывать после пешего марша и перевозки по железной дороге 1-я горно-егерская дивизия. 25 февраля началась подготовка к намеченному на 1 марта продолжению нашего наступления. 1-я горная дивизия была выдвинута между группами Хубе и Коллермана, которые были подчинены ей.

В марте наступательный порыв обеих сторон исчерпал себя. Суровая и снежная зима должна была рано или поздно закончиться. 24 марта началось таяние снега, а вместе с ним на фронт пришел период весенней распутицы. Март и апрель начиная с весны 1942 г. стали традиционным временем оперативной паузы, когда и вермахт, и Красная Армия восстанавливались после зимней кампании и вели интенсивную подготовку к летним наступлениям.

Итоги операции

Поставленные Ставкой ВГК перед войсками Юго-Западного и Южного фронтов задачи по выходу к Днепру и перехвату коммуникаций донбасской группировки противника в результате Барвенковско-Лозовской операции выполнены не были. Незавершенность операции была в значительной степени обусловлена медленным развитием прорыва и несвоевременным принятием мер к расширению его в сторону флангов. Это позволило противнику усилить свои группировки у основания прорыва в районах Балаклеи и Славянска и организовать здесь упорное сопротивление.

Противник, удерживая эти опорные пункты у основания прорыва, своими контратаками создал угрозу флангам и тылу ударных группировок Юго-Западного и Южного фронтов. В связи с этим пришлось отказаться от использования 9-й армии для развития операции в глубину и направить ее для ликвидации группировки противника в районе Славянска и Артемовска. Более того, для этой же цели была использована значительная часть сил 57-й армии и эшелон развития успеха в лице фронтовой кавалерийской группы. В сущности, [227] наступающие стали заложниками поставленных на большую глубину задач. Более целесообразным представляется разделение операции на два этапа. В ходе первого этапа ударами по сходящимся направлениям на небольшую глубину окружаются опорные пункты противника в узлах коммуникаций. На втором этапе, опираясь на эти пункты, проводится наступление на большую глубину. Вместе с тем можно понять побудительные мотивы начала наступления сразу на большую глубину. Было очевидно, что противник будет демонтировать ростовскую группировку и восстанавливать за счет ее целостность фронта. Проведение локальных операций в начальной фазе наступления таило опасность столкновения с рокированным из Донбасса заслоном из подвижных соединений танковой армии Клейста.

В результате наступления на юго-западном направлении в январе — феврале 1942 г. образовался барвенковский выступ, который мог стать как плацдармом для нового крупномасштабного наступления, так и ловушкой для занявших его армий. Причем без политического ущерба (война шла на территории СССР) Красная Армия не могла эвакуировать этот вытянутый к Днепру плацдарм, несмотря на его очевидную уязвимость для фланговых ударов. Ситуацию ухудшало разделение довольно узкого выступа между двумя фронтами. Северная часть барвенковского выступа находилась в ведении Юго-Западного фронта, а южная — Южного фронта. Это требовало тонкой командной игры войск обоих фронтов. Как покажут дальнейшие события, организовать такую игру окажется очень сложным делом.

Как и другие наступления Красной Армии в зимней кампании 1941/42 г., Барвенковско-Лозовская операция осуществлялась с амбициозными планами, но не соответствующими им инструментами. Кавалерийские дивизии, хотя и не были устаревшим средством борьбы,  все же значительно уступали по своим возможностям самостоятельным механизированным соединениям. Кроме того, все имевшиеся в распоряжении фронта кавалерийские корпуса были скомплектованы из так называемых "легких" (иногда называемых рейдовыми) кавалерийских дивизий. В восьми кавалерийских дивизиях Южного фронта (30, 38, 66, 35, 56, 58, 60 и 79-я) на 15 января 1942 г. насчитывали 21 013 бойцов и командиров, 20 240 лошадей, 296 орудий и минометов, 157 станковых и зенитных пулеметов, 13 315 винтовок.

Немецкое командование не имело в южном секторе фронта крупных резервов, и советское наступление было отражено в основном за счет перегруппировок внутри группы армий "Юг" с традиционным в таких случаях демонтажем ударной группировки на ростовском направлении. Одновременно отсутствие крупных резервов не позволило командованию группы армий "Юг" радикально решить проблему вклинившегося в оборону барвенковского выступа. Его срезание было произведено только в мае 1942 г. Когда советское командование попыталось воспроизвести идеи Барвенковско-Лозовской операции зимой 1943 г., контрудар свежими силами был произведен гораздо быстрее, что привело к поистине катастрофическим последствиям буквально в течение нескольких недель. В 1942 г. срезание вытянутого к Днепру барвенковского выступа произошло спустя несколько месяцев после его образования — в мае 1942 г.

Барвенковско-Лозовская операция подобно другим наступлениям зимы 1942 г. было богата трофеями. Советские войска захватили 658 орудий, 40 танков и бронемашин, 843 пулемета, 331 миномет, 6013 автомашин, 573 мотоцикла, 1095 велосипедов, 23 радиостанции, более 100 тыс. мин, около 80 тыс. снарядов, более миллиона патронов, свыше 23 тыс. ручных гранат, 430 вагонов с боеприпасами и военными грузами, 8 эшелонов с военно-хозяйственным имуществом, 24 склада с разными военными запасами, 2400 повозок, 2800 лошадей.